?

Log in

No account? Create an account
Священномученик Павел родился 23 октября 1889 г. в Санкт-Петербургской губернии в семье псаломщика Алексея Брянцева. Отец священномученика скончался в 1902 г., с этого времени его вдова стала получать пособие от епархиального попечительства, а дети были приняты учиться за казенный счет.
Павел окончил Александро-Невское духовное училище и Санкт-Петербургскую семинарию, работал учителем. В 1914 г. Павел Алексеевич был призван в армию, в том же году был ранен в ногу и за проявленное мужество награжден Георгиевской медалью. Вследствие ранения Павлу Алексеевичу стало трудно ходить, и в 1916 г. он был признан негодным к военной службе. В госпитале он познакомился со своей будущей женой, сестрой милосердия Евдокией Свиридовой, которая хорошо знала великую княгиню Елизавету Федоровну. По ее ходатайству Павел Алексеевич был принят на историко-филологический факультет Петроградского университета.
3 мая 1919 г. митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) рукоположил Павла Алексеевича во диакона, в 1921 г. он был рукоположен во иерея и служил в селе Мемино Петроградской епархии.
Ревностное служение отца Павла вызвало недовольство ОГПУ. В обвинительном заключении следователь писал, что местное духовенство намеренно устраивало торжественные службы для привлечения «отсталых» крестьянских масс. При обыске у отца Павла нашли написанные им стихи «На Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна», «Емельяну Ярославскому», «Свобода и рабство», «К свободе» и другие.
Во время допроса отец Павел не скрывал, что считает коммунистов врагами трудящихся, а потому признал предъявленные ему обвинения. 26 февраля 1934 г. тройка ОГПУ приговорила отца Павла к пяти годам северных лагерей. В заключении священномученик заболел цингой и туберкулезом. В одном из писем он сообщал, что весит всего 56 килограмм.
1 января 1937 г. отец Павел писал дочери: «Не думай, что годы детства и юности – лучшие годы жизни; нет, эти годы – лишь годы подготовки к жизни, и хорошо поживет лишь тот, кто сумеет за эти годы хорошо подготовиться. Не унывай при мимолетных неприятностях: их уже нет – они уже ушли в невозвратное прошлое, старайся создавать хорошее настоящее и верить в лучшее будущее – вот те несложные правила жизни, какие вынес из нее я... Я тебя уже года четыре не видал, и ты за эти годы, без сомнения, изменилась... Скоро тебе стукнет семнадцать, а я помню тебя тринадцатилетней».
Из писем священномученика видно, как жаждал он свободы, как считал дни до окончания срока. Однако свободу пастырь не получил. Грянул «Большой террор», богоборческая власть приступила к уничтожению духовенства. Ликвидировались не только находящиеся на свободе, но и отбывавшие лагерные сроки.
В феврале 1938 г. против отца Павла было начато новое дело, которое лагерные следователи объединили с делом епископов священномучеников Онуфрия (Гагалюка) и Антония (Панкеева). Арестованных обвинили в создании контрреволюционной организации. Священномученик Павел «сотрудничать со следствием» отказался.
17 марта 1938 г. священник Павел Брянцев был приговорен к расстрелу с другими обвиняемыми. Святой умер еще до исполнения приговора – 13 мая 1938 г. Память святого отмечается 1 июня – в день расстрела других пастырей, пострадавших по этому делу.

На фото: священномученик Павел (справа) с братом иереем Николаем и дочерью Елизаветой.
Среди убитых на Бутовском полигоне был священник Сергий Сидоров (27 сентября 1937 г.)
Отец Сергий Сидоров родился в 1895 г. в семье адвоката, по материнской линии принадлежал к роду князей Кавкасидзе. В раннем возрасте он лишился матери, в годы революции погиб и отец – Алексей Сидоров, расстрелянный коммунистами в 1919 г. как заложник.
Сергей Алексеевич окончил историко-филологическое отделение народного университета, жил в Киеве, в 1920 г. вступил в брак. Несмотря на тяжелое положение Церкви, Сергей Алексеевич решил принять священный сан и в 1921 г. был рукоположен во иерея. Сначала он служил под Киевом, в 1923 – 1925 гг. – в Петропавловском храме Сергиева Посада. В те годы он часто бывал у преподобного Алексия (Соловьева).
Осенью 1924 г. отец Сергий был арестован – причиной стали его хлопоты по приглашению в город Патриарха Тихона. Следующий арест последовал в 1925 г. Отец Сергий, страдавший тяжелой болезнью позвоночника, вспоминал, что после 23 допросов почти сломался, был готов оклеветать себя и близких. Спас его священномученик епископ Николай (Добронравов). Во время совместного допроса святитель жестко сказал ему:
–   Властью епископа я запрещаю вам говорить что-либо следователю.
В 1926 г. отец Сергий был освобожден, служил под Владимиром, затем под Серпуховом. Вместе с пастырем страдала и его семья, жившая в нищете. Незадолго до рождения ребенка жена отца Сергия поехала в Москву. Когда пришло время родов, она взяла извозчика и поехала в ближайший родильный дом. Там потребовали документы:
–   Кто муж? Священник? Жен попов не принимаем!
Такая же история повторилась и в другом роддоме. Извозчик уже собрался принимать роды у себя дома, но в третьем роддоме ее приняли, не спросив документы.
В 1930 г. отец Сергий был снова арестован и приговорен к 3 годам лагерей. Священник вспоминал, как однажды недовольный им начальник приказал подвесить его за ноги. Страдалец потерял сознание и не помнил, как его опустили на землю.
После освобождения отец Сергий служил в Карачарове и Климове под Муромом. В те годы пастырь много писал. Ему принадлежат воспоминания о подвижниках, исследование подвига странничества и другие работы.
Духовная дочь отца Сергия вспоминала:
«У отца Сергия была своеобразная манера исповедовать: он становился лицом к образу и спиной ко мне. Стоя за его широкой спиной, я каялась Богу, а отец Сергия являлся как бы звеном, и было это значительно и страшно. Поучений и приказаний во время исповеди он не делал, а только слушал и спрашивал, но как!»
В 1937 г. храм в Климове был закрыт. Отец Сергий начал служить тайно в домах своих знакомых. Духовная дочь спросила отца Сергия незадолго до его последнего ареста:
–  Как вы, имея такую большую семью, решились стать священником? А если вас возьмут, то на кого вы оставите детей?
Отец Сергий вздрогнул и, взглянув ясными глазами на собеседницу, ответил:
–  На Царицу Небесную! Если я погибну, то за Ее Сына. Так неужели вы допускаете мысль, что в таком случае Она оставит моих детей? Никогда! Спасет и защитит!
13 апреля 1937 г., отец Сергий был арестован. Его обвинили в создании нелегальных церквей и участии в контрреволюционной церковной организации. Вместе с отцом Сергием по делу проходили 13 человек, восемь из них, в том числе и отец Сергий, были расстреляны на Бутовском полигоне 27 сентября 1937 г.
По книге «Записки священника Сергия Сидорова с приложением его жизнеописания, составленного дочерью, В.С. Бобринской».

Кто там говорил, что китайцы «не плюют в прошлое»?
Порой приходится писать не только о канонизированных Новомучениках, но и о тех, чье прославление в лике святых является делом будущего. Протоиерей Стефан У Чжицюань (маньчжурская фамилия Мин) – один из таких мучеников.
Стефан Мин родился в 1925 г. в Пекине в Русской духовной миссии, получил богословское образование, служил чтецом и регентом в Петропавловском храме в Гонконге. В 1947 г. Стефан был рукоположен во диакона, служил в пекинском Успенском соборе, затем был рукоположен во священника, возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем Алексеевского храма в Харбине.
Здесь отца Стефана застигла развернутая Мао Цзэдуном «культурная революция». В 1966 г. коммунистическое руководство начало наступление на «классовых врагов пролетариата». Газеты называли антимаоистов «шныряющими по городу крысами» и прямо призывали к их убийству. Уничтожались носители старых традиций, историческому национальному Китаю был нанесен невосполнимый урон. Тяжелее всего пришлось интеллигенции, деятелям культуры, бывшим землевладельцам, духовенству. Но под определение «врага пролетариата» мог попасть любой житель страны. Уничтожалось все, что напоминало старый Китай, разрушались храмы и монастыри разных конфессий.  Алексеевская церковь, где служил отец Стефан, была превращена в столовую и продуктовый склад.
В 1967 г. протоиерей Стефан был арестован, три года провел в заключении. Незадолго до смерти пастырь был подвергнут публичному издевательству.  Перед Алексеевской церковью поставили стол, на который насыпали острый щебень, а на щебень поставили на колени протоиерея Стефана. Его одели в шутовской халат, лицо измазали сажей, на голову водрузили колпак, набитый металлическими стружками. Пастыря жестоко избивали стальными палками. Мучения продолжались в течение двух суток. Полумертвого отца Стефана отвезли в тюрьму. Здесь 17 мая 1970 г. он был расстрелян. 
По прот. Дионисию Поздняеву
Святой мученик Авксентий Калашников родился в 1891 г. Кроме Авксентия в крестьянской семье Калашниковых было еще два сына и две дочери. Семья проживала в селе Дунилово недалеко от Шуи. В 1911 г. Авксентий венчался с крестьянкой Ольгой Юровой. Вскоре они переехали в Шую, где стали прихожанами Воскресенского собора.
Катастрофа 1917 года стала началом наступления на крестьянство. Узаконенный Лениным грабеж крестьянских хозяйств, получивший название «продразверстки», привел к сокращению посевных площадей и резкому падению урожайности. Плохие погодные условия лишь довершили трагедию. Голод, охвативший страну в начале 1920-х гг., унес жизнь 5 миллионов человек. Воспользовавшись народной бедой, коммунистическая власть развернула кампанию по изъятию церковных ценностей, хотя на голодающих изъятое так и не было потрачено.
Пришла беда и в Шую. Прихожане Воскресенского собора хотели спасти богослужебные сосуды и выкупить их, однако такой возможности верующим не дали.
15 марта 1922 г. на соборной площади Шуи собрался народ, не желавший отдавать богослужебные предметы. Конные милиционеры стали избивать людей нагайками, но разогнать народ не удалось. Люди стали выламывать из ограды колья, в представителей власти полетели поленья.
– Все равно умирать – умрем за Божию Матерь! – кричали прихожане.
Вечером к собору пришли красноармейцы. По собравшимся открыли огонь из пулеметов. Среди погибших был и мученик Авксентий Калашников. Его тело забрали родственники и похоронили на Петропавловском кладбище.
Шуйские события дали коммунистам повод для очередного наступления на Церковь. Ленин распорядился арестовать в городе «не меньше чем несколько десятков представителей местного духовенства, мещанства и буржуазии», а затем расстрелять «очень большое число самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности также и… Москвы, и нескольких других духовных центров».
«Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше», - говорилось в ленинской инструкции.
10 мая 1922 г. суд приговорил к смертной казни двух священников Воскресенского собора и одного мирянина. Все они были расстреляны. Хотя мученик Авксентий погиб 15 марта, его память совершается вместе с остальными убитыми по шуйскому делу.

Христос воскресе!

"Я есмь Первый и Последний и Живый; и был мертв, и се, жив во веки веков"
(Откр. 1.17)

Этот святой умер на третий день Пасхи. Так совпало, что в 2019 году, как и в 1935-м, этот день пришелся на 30 апреля. Дни, когда мы вспоминаем страдания Христа и Его Светлое Воскресение были для отца Михаила личной Голгофой и рождением в жизнь вечную.
Священноисповедник Михаил родился в 1889 г. в Минской губернии в семье священника Константина. В семье было тринадцать детей. Михаил окончил Санкт-Петербургский историко-филологический институт, в 1914 г. женился на дочери священника Зиновии Николаевне Корзун, и был направлен преподавать латинский язык в Минскую гимназию. Вскоре началась Первая мировая война. От воинской повинности Михаил Константинович был освобожден из-за близорукости, вместе с семьей был эвакуирован в Омск, где продолжал работать преподавателем.
В 1920 г. по возвращении в Минск Михаил Константинович был рукоположен во священника к Петропавловскому храму в местечке Узда Минского уезда, вскоре был возведен в сан протоиерея. Прихожане полюбили ревностного и отзывчивого священника, всегда готового прийти на помощь. Они помогли его семье пережить голод 1930‑1931 гг.
В одной из проповедей отец Михаил говорил: «Не нужно смущаться тем, что верующих считают людьми отсталыми, малообразованными. Не теперь это началось. Апостол Павел пишет коринфским христианам: "Иудеи требуют чуда, эллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого и не смущаемся тем, что для иудеев это соблазн, для эллинов же безумие"… И мы будем хранить веру в Христа распятого. Вера помогает человеку переносить тяжелые скорби; вера давала силы мученикам переносить их страдания; вера и только вера в Бога давала то, что апостолы – простые, необразованные рыбаки, привели ко Христу народы и царства».
За время служения отца Михаила безбожники несколько раз предлагали ему отречься от сана и взамен обещали выгодную работу, но эти предложения святой отвергал.
В 1933 г. Петропавловский храм был отобран у верующих. В нем был устроен склад зерна, а отцу Михаилу разрешили служить в церковной сторожке. Пастырь тяжело переживал происходящее, что сказалось на его здоровье. Но самые тяжелые скорби были впереди. В 1935 году на Страстной седмице в сторожку пришел человек, потребовавший от протоиерея Михаила церковные ценности. Пастырь постарался выпроводить посетителя. Тогда пришедший жестоко избил святого.
Травмы были серьезными. Службы Страстной седмицы отец Михаил совершал, превозмогая сильную боль, был вынужден постоянно садиться и даже ложиться. В Великую Субботу он отслужил свою последнюю литургию. Пасхальную утреню святой совершил с большим трудом, но литургию отслужить не смог и совершил только обедницу. Возгласы он произносил, лежа на кровати. Верующих на службу собралось так много, что сторожка не могла вместить всех пришедших, были открыты все окна, чтобы богослужение могли слышать оставшиеся снаружи. Великую вечерню в первый день Пасхи отец Михаил служил, не вставая с постели. На второй день Пасхи он также отслужил обедницу, не имея сил встать. В этот день он послал за священником в соседний приход, исповедовался и соборовался.
На третий день Пасхи, 30 апреля, протоиерей Михаил Новицкий скончался от перенесенных побоев. Святой был погребен на приходском кладбище.
Священномученик Флегонт родился в 1871 г. в Ярославской губернии в семье священника Николая Понгильского, окончил Ярославскую духовную семинарию, в 1895 г был рукоположен во священника, служил в Никольском храме Ярославля, преподавал Закон Божий в школах.
В годы Первой мировой войны отец Флегонт был военным священником, по возвращении в Ярославль служил в храме великомученика Димитрия Солунского, был возведен в сан протоиерея и назначен  благочинным.
Пастырь пользовался большим уважением среди духовенства, именно через отца Флегонта священники вели переписку с епископом Романово-Борисоглебским Вениамином (Воскресенским), находившимся в ссылке. В одном из писем священномученик Вениамин высказался против компромиссной политики митрополита Сергия (Страгородского). Письмо было адресовано архиепископу Ярославскому Павлу (Борисовскому), который передал его митрополиту Сергию, после чего оно попало в ОГПУ.
Начались аресты среди ярославского духовенства, под следствием оказалось несколько десятков человек. В следственном деле об арестованных пастырях говорилось, что их отличает «особая непримиримость к митрополиту Сергию после опубликования его письма, где он призывает ввести в церквах моление о правящей власти».
В 1929 г. был арестован и протоиерей Флегонт, получивший три года ссылки в Северный край. После освобождения в 1932 г. святой хотел соединиться со своей семьей, проживавшей в подмосковном Новогирееве, но разрешения от властей не получил. Священномученик поселился в поселке Петушки (ныне Владимирская обл.) вместе с другими высланными священниками. Пастырь устроился работать сторожем на топливный склад, при этом продолжал тайно служить.
4 декабря 1937 г. отец Флегонт был арестован по обвинению в антисоветской агитации. Виновным себя он не признал. «Следствие» закончилось на другой день после ареста. Святой был приговорен к 10 годам лагерей и отправлен в Новосибирскую область. 23 апреля 1938 г. земной путь священномученика Флегонта завершился. По одним сведениям он умер от невыносимых условий лагерной жизни, по другим данным был расстрелян.
По материалам Базы данных ПСТГУ «Новомученики и исповедники Российские» и сайта храма Владимирской иконы Божьей Матери села Давыдово Переславской епархии.
Преподобномученица Мария родилась в 1874 г. в Санкт-Петербурге в семье купца Александра Ивановича Лелянова и в крещении была наречена Лидией. Отец скончался, когда девочке было три года, святая остались на попечении матери и старших братьев.
Незадолго перед окончанием гимназии Лидия перенесла энцефалит, у нее развились болезнь Паркинсона и ревматизм.  С 1909 г. семья жила в Гатчине. В течение двадцати лет Лидия неподвижно лежала на спине, любое движение и прикосновение приносило ей нестерпимую боль. Но Лидия со смирением переносила болезнь, благодаря страданиям научилась непрестанно молиться. После смерти матери и братьев Лидия осталась жить с младшей сестрой.
Через некоторое время люди стали замечать прозорливость страдалицы, к ней стали приходить за советом и молитвой. Подарки и деньги, которые приносили ей посетители, она раздавала нуждающимся.
В 1922 г. Лидия была пострижена в монашество с именем Мария. Незадолго до своего ареста и гибели святую посетил митрополит Петроградский Вениамин.
Монахиня Мария имела огромный дар утешения скорбящих. Профессор И.М. Андреевский, пожаловавшийся святой Марии на постоянную тоску, услышал от нее такой ответ:  «Тоска есть крест духовный, посылается она в помощь кающимся, которые не умеют раскаяться, то есть после покаяния впадают в прежние грехи… А потому – только два лекарства лечат это душевное страдание: надо или научиться раскаиваться и приносить плоды покаяния, или – со смирением, кротостью, терпением и великой благодарностью Господу нести этот крест духовный, тоску свою, памятуя, что несение этого креста вменяется Господом за плод покаяния».
- Я вышел от нее другим человеком, – вспоминал Андреевский.
Действия митрополита Сергия (Страгородского), пошедшего на компромисс с атеистическим режимом, святая оценила отрицательно и поддержала иосифлянское движение в Православной Церкви.
Со временем у святой отнялись руки и ноги, однако она не роптала. В письме священнику Петру Белавскому она рассказывала: «Здоровье сильно ухудшилось; чувствуется болезненность во всем, стала недотрога, но все же Господь милостив ко мне».
19 февраля 1932 г. монахиня Мария была арестована. При аресте чекисты волокли ее по полу и лестнице со второго этажа, затем по заснеженной земле, и наконец, раскачав за руки и за ноги, забросили в промерзший кузов грузовика.
Началось следствие по делу об антисоветской организации. Среди прочих вопросов монахиню Марию спросили об отношении к политике митрополита Сергия (Страгородского). Святая ответила:
- Митрополит Сергий напрасно велел молиться за советскую власть, – ей это не нужно. И вообще, пусть за нее молится, кто сам хочет… Я считаю, что за власть молиться нужно в том случае, если это власть.
Тяжелая болезнь монахини не позволяла богоборцам держать ее в общей камере. Святую поместили в больницу дома предварительного заключения, где страдалица и умерла 17 апреля того же года.  Преподобномученица была похоронена на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. В 2007 г. мощи святой Марии были перенесены в Павловский собор г. Гатчины.
Священномученик Василий родился в 1877 г. во Владимирской губернии в семье псаломщика Ксенофонта Малинина. По окончании семинарии Василий Ксенофонтович был рукоположен во священника, служил в храме преподобного Корнилия в Переславле, впоследствии возведен в сан протоиерея и награжден митрой.
В 1936 г., учителя местной школы сообщили об антисоветских настроениях среди школьников. «Группа учеников-пионеров в данный момент разложилась, пионерские галстуки после прихода домой из школы снимают и между собой договариваются, чтобы галстук не носить, а кто наденет, с того стаскивают. Этим больше всего отличаются пионеры Александров и Ранеткин: если на пионере увидят галстук, над пионером устраивают смех: “Зачем надел собачью радость?”»
Удобной мишенью для обвинений стал местный священник. Согласно доносу, ученики, в том числе и пионеры, ходят в храм, где отец Василий ведет с ними беседы, рассказывает о церковных праздниках и «заманивает» на службы.
«Учеников расспрашивает, - сообщали доносчики, -  кого как зовут, и, узнавши имя, говорит им, когда приходить в церковь на свои именины. Малинин расспрашивает учеников, чему учат в школе, на Рождество устраивают ли елки; вместе с этим Малинин ученикам наказывает: если будет елка, приходили бы к нему за свечками для елки. Поп Малинин учеников-ребят водит в алтарь, показывая им, что находится в алтаре. Церковь посещают и дошкольники, проживающие в поселке Новый Быт – от 10 до 15 человек».
Донос пригодился, когда грянул Большой террор. 18 октября 1937 г. протоиерей Василий был арестован по обвинению в создании церковно-монархической организации. Серьезных улик против святого не нашли, основанием для обвинения стал донос учителей.
– Следствие располагает данными, что вы вовлекали в церковь детей рабочих, пионеров, и подвергали их там антисоветской обработке. Вы это подтверждаете?
– Нет, этого не было. Были случаи посещения церкви школьниками-пионерами в 1936 году, но делали они это самостоятельно.
«Следствие» закончилось на следующий день. Тройка НКВД приговорила священника к 10 годам лагерей. 19 января 1938 г. святой был доставлен в один из лагерей Бамлага на Дальнем Востоке. Здесь отец Василий прожил менее двух месяцев. 10 апреля 1938 г. он скончался и был погребен в безвестной могиле.
По игумену Дамаскину (Орловскому)


Священномученик Владимир Пиксанов происходил из священнического рода. Будущий пастырь родился в 1872 г. в  Саратовской губернии, по окончании семинарии женился и был рукоположен во священника. С 1899 г. отец Владимир служил в Воскресенском храме с. Павловка Хвалынского уезда. В своем прошении о назначении в эту церковь пастырь указывал на наличие в селе двух школ и свое желание потрудиться на ниве народного просвещения. Став настоятелем, отец Владимир ревностно взялся за преподавание и проповедь. Так, за один только 1907 год он произнес 119 поучений.

В марте 1918 г. в Павловку прибыло несколько красноармейцев, которых обезоружили местные жители. Большевики использовали это как повод обвинить население в организации контрреволюционного вооруженного формирования. Священник, как классовый враг, прекрасно подходил на роль его вдохновителя.
В Павловку был послан большой красноармейский отряд, в селе начались аресты. Незваные гости нагрянули и в дом отца Владимира. Он принял их радушно, накормил и напоил. Поужинав, красные арестовали святого, домой он вернулся через несколько часов страшно избитый плетью.
Утром за священномучеником пришли снова. Жители села вспоминали, что отца Владимира вели, всячески издеваясь над ним. Святому не позволили снять епитрахиль, что говорит о молитве, в которой он пребывал в последнее утро своей земной жизни.
Страдальца повели в волостное управление, народ толпой следовал за карателями, женщины плакали. Когда дошли до приходского храма, где-то послышался выстрел. Предположив, что начинается сражение, и не желая обременять себя сопровождением отца Владимира, красноармейцы при всех расстреляли его. Священник успел обернуться лицом к убийцам, осенил себя крестным знамением и произнес: «Господи! Прими мою душу».
Хоронить отца Владимира поначалу не разрешали, его тело две ночи пролежало в сарае. Отпевать святого в храме также не позволили, отпевание прошло в частном доме. На запрос епархиального совета Саратовскому исполкому о гибели священника последовал ответ, что отца Владимира убили случайно во время перестрелки.
Место захоронения священномученика не сохранилось. В 1936 г. Воскресенская церковь, возле которой он был погребен, была разрушена, на ее месте построен сельский клуб. Могилы, находившиеся возле храма, были уничтожены, а останки всех похороненных выброшены в ближайший овраг.

Profile

kostryukov
Кострюков Андрей

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner